Традиционная музыка Кавказа

Традиционная музыка Кавказа

Традиционная музыка Кавказа — это не советские фольклорные оркестры с лезгинками и не профессиональные хоры. На руинах советской «официальной народности» появляются новые, живые и независимые явления: это и фолк-шансон, звучащий из магнитол местных бомбил, и местные энтузиасты, переигрывающие советские мелодии на народных инструментах, и ритуальный эмбиент с этническими мотивами. «Нож» и этнографический лейбл Ored Recordings из Нальчика начинают серию материалов о том, кто и зачем исполняет традиционную кавказскую музыку сегодня.

С традиционной музыкой на Северном Кавказе сегодня все сложно, но интересно. В Чечне одна картина, в Кабардино-Балкарии — другая, а в Дагестане — третья. Сам термин «кавказская музыка» слишком общий, как, например, «азиатская музыка». Не обязательно быть музыковедом или этнографом, чтобы это понять.

Монолитный Кавказ с горячими восточными людьми — образ, созданный художественной литературой, советским минкультом и многолетней экзотизацией региона. Причем экзотизация повлияла не только на витринный образ региона, но и на внутренние процессы. Российская империя, а позже Советский Союз выстроили четкую централизованную инфраструктуру, пытаясь подчинить местную культуру и музыку идеологии.

Кавказ в этом плане не уникален: советская власть в разное время пыталась приспособить русский эпос к политической повестке. Былины должны были восхвалять Ленина, Сталина и воспевать подвиги тружеников. Об этом хорошо рассказывают фольклористы Никита Петров и Александра Архипова.

В традиционной культуре до государственного вмешательства музыка оставалась элементом повседневности, а ее главным принципом была соучастность. Отсутствовало четкое разделение на исполнителя и слушателя — пел или подпевал каждый. При этом ашуги, акыны, сказители-джегуако были центральными фигурами в музыкальной среде — сохраняли каноны и экспериментировали внутри традиции, ориентируясь прежде всего на запросы внутри региона или сообщества.

СССР работал с традиционной музыкой согласно цивилизационной миссии: государство видело себя просветителем коренных народов и поэтому утверждало новые культурные ориентиры.

Одним из инструментов преобразований стала фольклористика. Ученые собирали в архивы народные песни кавказ и мелодии. Сказителей и инструменталистов записывали в поле и в республиканских радиостудиях. Только их исполнение не признавалось полноценной музыкой для слушания — это было скорее сырье для создания «профессионального» искусства, которое нужно исполнять со сцены. Такое отношение к традиции можно увидеть и сегодня: многие художники и музыканты до сих пор используют народную музыку как банк сэмплов для рока, техно или «ориентального» хауса.

Тогда же появился термин «визитная карточка региона»: в республиках создавались образцовые ансамбли, которые гастролировали по стране и представляли музыку чиновникам, худрукам и обычным людям извне. Заниматься этим должны были, конечно, не просто сельские самородки, а обученные профи — артисты.

Аутентичное музицирование в домашней обстановке человеком из традиции теперь — самодеятельность. Профессионализм приобретается только через систему государственного образования, и музыка чаще звучит не во время праздников и обрядов, а на концертах и по радио. Вместо сказителей появляются звезды.

В Кабардино-Балкарии такими мастерами и ориентирами стали Зарамук Кардангушев и Омар Отаров. Первый работал с кабардинским наследием, второй — с балкарским. Эти вокалисты соединяли эпическую традицию с профессиональным хоровым пением.

Кардангушев и Отаров создали новый стиль с последователями и продолжателями. Их стараниями за эпическими и историческими песнями закрепился статус серьезного востребованного искусства. При этом их вариант исполнения стал чуть ли не единственным эталоном.

За неакадемическим подходом еще сильнее закрепился статус самодеятельности, которой место только за застольем. Отголоски этого стереотипа чувствуются и сегодня — в балкарской, карачаевской и кабардинской традиционной музыке мало разнообразия. Зато много хоров и исполнителей в стиле двух столпов местного фольклора.